на главную карта сайта обратная связь
 
Лугансктепловоз
неофициальный сайт
Новости завода

Памятник себе

С нынешним веком Василий Катасонов вряд ли бы сошелся за панибрата. Уж слишком разное мировоззрение, слишком отличается шкала ценностей. Чтобы ни делал нынче современный человек, вся его бурная, или не очень, деятельность имеет одну цель - заработать, заработать и еще раз заработать! Побольше и на чем угодно… Кому-то нужно это, чтобы выжить в нынешней “тяжелой экономической ситуации” и не оказаться окончательно за чертой бедности, кому-то - дабы хорошенечко приумножить свое и так приумноженное благосостояние. Ничего в том зазорного нет. Времена-то какие настали? Все и так все прекрасно понимают.

Не понимают, к сожалению, только одного - в погоне за материальным благополучием отношения между людьми свелись к банальному “купи-продай”. Теперь все имеет свою цену! А потому восстребован оказался следующий принцип: “Нет “гривняшки” - ты букашка, есть “гривняшка” - человек!”

- В деньгах вся сила, брат. В деньгах! Деньги правят миром. И тот прав, у кого их больше, √ утверждает один из персонажей популярного нынче фильма “Брат - 2″. Такая вот философия…

Значит, за деньги можно купить все?! Именно в таком духе воспитывается новое поколение. Культ личности - в хорошем, а не исторически-печальном, заменил своеобразный культ денег. И что же дальше?

Стоит только раз глянуть на домашний музей Василия Катасонова - разом поймешь, что это был деятельный человек. Всегда чем-то занят. Не мог сидеть, сложа руки. Они у него, кстати, “росли как надо”. И многое умели, что при определенном подходе к “товарно-денежным отношениям” всегда гарантирует определенный приварок. Василий Алексеевич будучи уже на пенсии отправился в областной народный клуб “Левша”. Здесь люди своими руками делали замечательные вещи - кто сам изготовлял скрипки, кто ткал ковры. Каких только не было мастеров. И он стал одним из них.

Есть все-таки вещи, которые не продаются с рыночной бестолковостью, потому как они - вечные. Бесценные картины, статуи, произведения архитектуры. Купить их, конечно, можно. Но… Все-таки особый дух в известном: “не продается вдохновенье, но можно рукопись продать!” Такое не для продажи и рисуется, лепится и строится. Их создатели преследовали другие цели, отнюдь “не современные”, на достижение которых было потрачено очень много времени и сил. “Современным” людям не понять ради чего, собственно, стоит так напрягаться, если не ради денег. В то же время творческим натурам присуще тонкое чувство красоты и гармонии. За какие деньги можно купить всё удовольствие, получаемое от создания этой самой красоты?

Это чувство было присуще и Василию Алексеевичу Катасонову, который более двадцати лет посвятил изготовлению макетов известных произведений архитектуры: храмов, церквей, красивых домов. Среди его работ - Коломенская церковь под Москвой, московский храм Христа Спасителя “образца постройки от 1812 года”. Его ж возвели на народные деньги после пожара столицы российской в честь победы русских над французами. Макет крымского Ласточкиного гнезда, одного из зданий библиотеки имени Ленина в Москве - бывший дом Пашкова, ансамбль Кремля… Все детали вырезались из фанеры, обрабатывались, доводились до идеального соотношения. Для этого у Василия Алексеевича было все необходимое - токарный станок, который он сам себе и сделал, точильный станок, инструменты.

Согласитесь, какой хозяйке понравится, когда в доме появляются вещи непонятного происхождения? Это сразу же влечет за собой массу возмущения, мол, нечего захламлять дом. Правда, Василию Алексеевичу из любого куска фанеры удавалось сделать просто чудеса.

- Вот ты возмущалась, - говорил он своей жене, Галине Андреевне, - а посмотри, что я из этой фанеры… как ты ее назвала, сделал.

И показывал свой очередной маленький шедевр.

Мастерская умельца располагалась на кухне: Галина Андреевна уходила рано утром на работу, а у Василия Алексеевича начиналась своя. Все убиралось с кухонного стола, на котором и разворачивалось основное действие - и без перерывов на обед. Но по приходу Галины Андреевны все приводилось в порядок.

- Он считал себя как бы на работе! - говорит Галина Андреевна. -Скучать он не успевал и весь день был расписан…

Выбирая хобби, долго ломать голову не пришлось. Еще ребенком он частенько вырезал из дерева, делал из картона миниатюрные домики. Для милого сердцу занятия с началом учебы, работы не оставалось времени. Тем более, что жить Василию Алексеевичу довелось в очень насыщенное историческими событиями время. Тут уж не до картонных построек.

Родился он в 1916 году селе Кишкино Тульской области. Учительница деревенской школы, заметив способности паренька к учению, посоветовала родителям “отдать его в Тулу”. Как быть? Семья не из “заможних крестьян”. Но отец все-таки отправил сына учиться в город, определив его к своим знакомым на квартиру. Авось, сын ученым станет, в люди выбьется?

На зиму Василию устроили место для ночлега за печкой - в тепле и уюте. А с приходом лета мальчик перебирался спать в сарай на солому. В ней хозяева хранили иконы. Ведь это были первые годы Советской власти, религия преследовалась, и церковные атрибуты полагалось уничтожать. Но люди просто убирали из своих домов все иконы в сараи. Часто ночью Василию казалось, что лики святых, обращенных на него с больших икон, разговаривают между собой. Мальчугану было не по себе и как-то боязно, пока страх не уступил место привычке.

После школы поступил учиться в фабрично-заводское училище при Тульском патронном заводе, и, чтобы хоть чем-нибудь помочь семье, начал работать на этом заводе. Затем - институт, в 40-м снова патронный завод только уже в Ульяновске. В войну Василий Алексеевич защищал Родину. Только не с оружием в руках, а с карандашом для составления чертежей и у станка, изготавливая патроны. Работая в Ульяновске, он получил приглашение в Московскую Академию Вооружения. После ее окончания по распределению попал на луганский завод имени Ленина, где и проработал всю свою жизнь инженером-механиком.

Военно-индустриальные знания дали не только технические навыки, но и основательность в подходе к любому делу. Хоть в изготовлении боеприпасов для армии, хоть в домашней работе инженер всегда был именно инженером, старавшимся все сделать “по правилам” и так, чтобы “не было мучительно больно” за результаты начинания. Перед тем как приступить к созданию макета какого-нибудь храма, необходимо сначала сделать чертеж здания? Что с того, что получится маленькое сооружение? Чертежные дела - как для большого!

Например, одну из своих работ Василий Алексеевич сделал не видя самого реального здания. В Луганский музей искусств имени Артема как-то приезжал из Москвы некий профессор с лекциями об иконах:

- А у вас нет случайно изображений Московского музея Рублева?

Лектор пообещал по приезду раздобыть нужное. И спустя некоторое время перед Василием Алексеевичем на столе лежал чертеж музея.

Кстати говоря, основой для составления чертежа чаще всего становилась фотография или открытка. Был у Василия Алексеевича один знакомый, который частенько выбирался в Москву. Он всегда получал заказ сфотографировать со всех сторон какой-нибудь храм или просто красивое здание. Да и сам мастер немало разъезжал. Из каждой поездки привозил какие-нибудь открытки произведений архитектуры.

- Очень любил музеи. Как поедет куда-нибудь, все знакомые давали списки с просьбой купить им различных вещей. Но он всегда говорил, “я вот эти списки взял, но ничего не куплю, так как пойду в музей, а не в магазин!” - вспоминает супруга.

Изготовление миниатюр - очень трудоемкая работа, требует большой внимательности, точности, немалого умения. Самое тяжелое во всем - “стеклить”. Окошки-то совсем крохотные! Руками их не возьмешь - приходилось использовать пинцет. И тем не менее, все храмы Василия Алексеевича отличает исключительная легкость. Для себя он ставил задачу каждый месяц, посещая клуб “Левша”, показывать какую-нибудь новую вещицу.

У местных коллекционеров были раздобыты фотоснимки луганских храмов Никольского собора, церкви Петра и Павла, храма Казанской Божьей матери, который в тридцатых постигла судьба храма Христа Спасителя - Советская власть, борясь с религией, стерла его с лица земли. Некоторые из этих работ были подарены впоследствии Краеведческому музею и музею города. Именно - подарены. Работа для Василия Алексеевича была удовольствием и радостью. И не для продажи это все делалось, как это может ни странно показаться нынешнему поколению бизнесменов. Остальное = хранится в семье, украшая дом и гарантируя внимание от потомков.

Нет уже на свете мастера. Не его век. Не его нравы царят на земле. Но память-то о нем осталась? В мастеровитости, благодаря которой оставил он по себе небольшой, но оригинальный след. Не специально старался “чтоб запомнили”, а просто жил, как считал нужным.

Оказалось, правильно…

Предыдущие статьи сайта
События Луганска
Неофициальный сайт ХК "ЛуганскТепловоз":
тепловозы, электровозы, электропоезда, пассажирские и грузовые вагоны, паровозы
Карта сайта