на главную карта сайта обратная связь
 
Лугансктепловоз
неофициальный сайт
Новости завода

В чужом пиру похмелье

Современный ли писатель Островский? Тот самый, что считается “певцом Замоскворечья” и едва ли не рекордсменом в русской литературе по количеству написанных пьес. Если оценивать его творчество напрямую, так сто с лишком лет минуло - какая тут современность? Если же вчитываться в строки о жизни московских купцов - день сегодняшний выглядывает неприкрыто. Та же страсть к наживе, то же стремление мерить людей на аршин богатства и знатности. И… во многом та же продажность, когда за деньги купить можно все. Кроме того, что придется покупать за очень большие деньги!

Уже одного этого достаточно, чтобы с нетерпением ждать премьеры русского драматического театра, заявившего “Последнюю жертву” изрядно времени тому назад. А если учесть еще и то, что новыми спектаклями прославленная труппа луганчан не баловала с осени, когда предъявила их вниманию гауптмановскую “Перед заходом солнца”… Чего уж тут говорить: не мучайте, поднимайте скорее занавес!

БЕДНОСТЬ - НЕ ПОРОК? Александру Островскому искать ответ на этот вопрос приходилось. И в своих творениях, ставших бессмертными, и в жизни. Ответ - богатство не есть достоинство, но и в бедности ничего хорошего нет. Лучше всего - золотая середина, именуемая достатком. Уж он-то точно - результат грамотного и квалифицированного труда плюс то состояние, которое “забаловаться не позволит”.

Герои очередной премьеры театра на этот раз “деньгами мучаются”. Богатая вдовушка Юлия в исполнении Любови Юрченко совсем не прочь пристроить мужнин капитал в ловкие руки потенциального жениха Вадима Григорьевича, образ которого достаточно выпукло лепит Александр Бондаренко. Естественно, вместе со своей женской красотой и иными достоинствами, потому как “замуж невтерпеж”. Любовник-проходимец взгляд на жизнь имеет несколько другой и клинья подбивает к внучке купца-миллионщика Ирине, за которой приданого, говорят, немеряно! Впрочем, ухаживания денег требуют, потому вдовушкин капитал перекачивается весьма активно. До полного, так сказать, изничтожения!

- Это твоя последняя жертва! - бьется в показной истерике женишок, умоляя подругу дней суровых найти ему еще несколько тысчонок на покрытие неосмотрительно выданных векселей. А как только рубль в кармане зашевелится - ищи ветра в поле! Мало ли на Москве кабаков да игорных заведений? Чего зря с “возрастной квашней” рядом сидеть?

Впрочем, квашня мила купцу Прибыткову, который хоть сейчас готов и жениться, и на содержание взять… Совсем как юную сиротку-бесприданницу, что жила в доме совсем недавно, но была выгодно пристроена замуж благодаря щедрому “спонсорскому взносу”. Герой Павла Кленова, кстати, и есть дедушка-миллионщик той самой внучки, что собралась охмурить того самого жениха, что живет на средства той самой вдовы, что… Ну, во всей этой путанице только опытной свахе и сводне Глафире Фирсовне (ее играет Светлана Сиротюк) и разобраться.

Чем дело кончится? Так ясно-понятно! Проказы вскроются, все станут на свои места, дутые авторитеты лопнут, чувства обнажатся и прояснятся… Зло, впрочем, не будет наказано. Потому как вдовушка, обнаружив себя нищей и преданной, кинется замуж за старика с такой готовностью, словно только об этом всю жизнь и мечтала. Не смотря на то, что он был старше даже ее прежнего мужа, которому был “друг и благодетель”. Любовник замыслит застрелиться и даже откроет пальбу на сцене, но передумает и начнет строить новые планы в отношении еще одной богатой невесты. Внучка… Ее сердце тоже окажется меркантильным, быстро успокоится. Мало ли на свете антуражных мужчин в полном расцвете красоты и сил? На ее век хватит!

Впрочем, наше дело не морализировать, а, предложив всякому интересующемуся человеку самому побывать на спектакле и разобраться в схожести изложенной автором ситуации с сегодня царствующими нравами, актуальностью типов и характеров, обратить внимание публики на куда более важный аспект - ту самую бедность, что, похоже, скоро поставит Луганск перед выбором. И будет он не слишком приятен, так как заставит решать: быть или не быть русскому драматическому театру вообще?

БЕЗ ВИНЫ ВИНОВАТЫЕ.
Та самая бедность, о проявлениях которой речь шла выше, видна на сцене с первого момента. Оригинально, конечно, когда мало декораций - можно говорить о полете режиссерской фантазии или еще о чем-то таком же возвышенном (играла же, в конце концов, “Таганка” эпохи самого расцвета на фоне простой кирпичной стены!), но не до такой же степени… Шесть “венских” стульев, незнамо когда сделанных, но совсем недавно крашенных для оригинальности белой краской и стоящих на авансцене весь спектакль - главная ударная часть всей меблировки и театрального реквизита. Вот их и тасуют, переставляя то в ряд, то группками. Чего уж выйдет… На них и располагаются, вокруг них бегают, когда не раскрывают вдруг некое подобие японских вееров “для таинственности”. Они-то как раз и характеризуют быт московско-купеческой среды?! Скорее, одно их достоинство в том, что при создании почти ничего театру не стоили…

Бесспорное достоинство спектакля - музыкальное оформление, продуманное режиссером-постановщиком Евгением Головатюком. Музыка заметно оживляет спектакль, делая его красочнее. Как и танцы, которыми помаленьку грешат все исполнители. Только… масштабности, что ли не хватает? К такой задорности да еще бы костюмированную массовку, да ударить по струнам вживую! Хотя это ж денег стоит…

Деньги, деньги, проклятые деньги! На сцене их добывают, как могут, не стесняясь в средствах. Нетрудно представить, как достаются они труппе в реальной жизни. И здание надо содержать, и людям есть-пить, и на костюмы-декорации тратиться. Не будет без всего этого того прекрасного чуда, что зовется театром. Не будет синей птицы зрелищного счастья, что должна расправить крылья фантазии и унести зрителя за моря-окияны обыденности. Хоть ненадолго…

Верно сказано: времена не выбирают, в них живут и умирают! И в чем вина актеров, что бюджет нищ, народ - тоже? Четыре гривни за билет - вроде и не сумма. С другой стороны - дневной заработок учителя или врача. Театрального работника, кстати, тоже. Даже самые именитые народно-заслуженные здесь получают не намного больше.

Как жить?

ГРОЗА. К ней надо готовиться. И четко отдавать себе отчет: такое положение не может длиться бесконечно долго. Если положить руку на сердце, то премьеру трудно назвать большой творческой удачей коллектива. Спектаклю не хватает динамизма, который придала бы та самая костюмированная массовка с песнями-плясками. Без них он выглядит затянутым и оттого… нудноватым. Словно метраж в киноленте “выгадывается” для того, чтобы получился в итоге полноценный фильм.

Беда вторая - возраст исполнителей. Как не любил бы зритель Александра Бондаренко, но не забывать же ему - город собирается торжественно отпраздновать сорокалетний юбилей пребывания на сцене главного луганского героя-любовника. Арифметика в деле создания эффектных и захватывающих образов - дело пренеприятнейшее…

Молодежи не хватает! Молодежи! Эта старая болезнь, что не лечится никакими приказами и прочими припарками, кроме, разве что, финансовых вливаний, способных оживить дело. Отсутствие конкуренции опасно для ветеранов - многие из них, похоже, приноровились из спектакля в спектакль переносить один и тот же “светлый образ”, когда-то созданный, оснащенный ужимками и прыжками, а теперь эксплуатируемый под разными именами разных героев разных авторов. Чего надрываться, когда и так сойдет? Тем более, что играть все равно больше некому, а зарплата за рвение не прибавится.

Отсутствие конкуренции опасно еще и тем, что действительно хорошая театральная школа, замешенная на образовании, полученном в свое время в элитных советских вузах и подкрепленная гигантским сценическим опытом, уйдет в небытие просто потому, что ее некому будет передавать. Горько ли вам от этого?

Сегодня луганчане не замечают своего театра просто потому, что он есть. Можно зайти в кассу и в любой момент купить билет. Для себя и своего ребенка, для гостей, для… И посидеть вечер “по-культурному”, понимая: здесь все иное, чем возле телевизора. Здесь даже от вдыхаемого воздуха становишься пусть немножко, но интеллектуально богаче. Сам факт “культпохода” возвышает тебя в собственных глазах.

Луганчане заметят отсутствие своего прославленного театра при… его отсутствии. Он может “как юридическое лицо” исчезнуть приблизительно так же, как аэропорт. Вот он был - вот его нет. Есть некий фантом, на котором не полетишь ни в один город страны или мира. Так и у нас - здание останется, а жизнь в нем заглохнет отныне и до веку?

Луганск всегда думал о себе хорошо и высоко. И еще совсем недавно считал: ему по силам содержать сразу три театральные труппы. И не абы как, а в отдельных зданиях, приспособленных для общения с прекрасным “по большому счету”. Он давал авансы и рассыпался в обещаниях. Теперь стыдливо прячет глаза и делает вид, что не замечает ползучей гибели. И гонорится: будь что будет, мы ничего не боимся! Даже грядущей грозы, что грянет “на культурном фронте” непременно?

Ох и трудно перед ней дышать…

Предыдущие статьи сайта
События Луганска
Неофициальный сайт ХК "ЛуганскТепловоз":
тепловозы, электровозы, электропоезда, пассажирские и грузовые вагоны, паровозы
Карта сайта